Бытийные основания принципа неопределенности  

Бытийные основания принципа неопределенности

Принцип неопределенности в современной психологии

Развитие новых подходов в методологии психологии иногда отражает, а иногда и опережает становление таковых в философии науки. Использование обобщений, сложившихся в других областях знания, может выполнять эвристическую и продуктивную функцию в психологии, но может вести и к редукционизму. Это в полной мере относится к становлению принципа неопределенности в психологии. Признание того, что одним из ведущих в науке сегодня становится принцип неопределенности, трактовка которого развивается в философии науки в связи с переходом к изучению сложных самоорганизующихся и саморазвивающихся систем, не является основанием связывать его с развитием мира психологических теорий. Но в психологии необходимость обращения к этому принципу имеет собственные конкретно-научные предпосылки, связанные с переосмыслением психологической причинности и понимания свободы человека при решениях и действиях в сложном изменяющемся – неопределенном – мире.
Важным аспектом перехода к неклассической картине мира стало рассмотрение изменений в понимании принципа причинности, а именно пересмотр проблемы построения знаний о мире при включении сознания в единый континуум с бытием и в процесс познания – человека как «непрозрачного» Наблюдателя, задающего неопределенность как необходимую составляющую процесса и результатов познания [Мамардашвили, Зинченко, 1977; Рубинштейн, 1957]. Рассмотрим общие основания перехода от принципа причинности к принципу неопределенности.

Оценка обращения к категории неопределенности оказывается связанной с проблемой методологических заимствований, рассмотренных в отношении принципов дополнительности и неопределенности, сформулированных в первой трети ХХ века и изменивших физическую картину мира вследствие раскрытия закономерностей микромира при формулировании квантовой теории.

Бытийные основания принципа неопределенности

Рассмотрим основной исторически сложившийся подход к онтологизации принципа неопределенности как условия человеческого бытия. Истоки признания неопределенности как специфики бытия именно человека в мире обнаруживаются – без всяких дополнительных оснований – уже в философии Р.Декарта, точнее, в его образе Бога, мира и причинности в нем.
Как известно, он полагался на идею невозможности непрерывного творения. Идея непрерывного творения мира не выдерживает критики с точки зрения постулата, что не может быть ничего совершеннее божественного промысла. И нельзя представить, что Бог сотворил мир, а потом улучшал его. Бог не может себя улучшать, он Логос, для которого не могут быть установлены лучшие образцы, чем он сам. Значит, Бог лишь поддерживает однажды сотворенный мир, и причинность в нем действует уже без божественного промысла.
Оснований психологического анализа факторов неопределенности может быть множество; часть из них рассматривается в современной психологии принятия решений, другая – в гуманистической, экзистенциальной (а теперь еще и позитивной) психологии. Так сложилось, что не когнитивная, а экзистенциальная психология выделила бытийный аспект неопределенности.
Человек творит себя своими поступками. Поступок – это самоопределение – преодоление неопределенности – на уровне нравственных ориентиров. В заключение отметим, что старая проблема – ситуационизма и диспозиционализма в психологических объяснениях – в контексте рассматриваемого бытийного аспекта принципа неопределенности приобретает новое звучание. Дело в том, что человек сам заранее не знает, будет ли он поступать «по ситуации» или в соответствии с тем, что А.Бергсон называл всем предшествующим путем развития личности, который и делает выбор не столько «свободным», сколько им предопределенным [Бергсон, 1992].




5618046556105124.html
5618068786707024.html
    PR.RU™